В данном разделе публикуются избранные работы участников конкурса. Отбор производится на усмотрение оргкомитета международного поэтического конкурса "Золотая строфа".

Список участников для удобства прочтения разбит на несколько страниц.
Если Вы не нашли себя на данной странице, то зайдите на другие страницы. Для этого перейдите вниз этой страницы и нажмите ссылки страниц.

МАРГО ПА (г. Москва)

Свет из окна

Ты пришел в мой пустой дом и зажег свечи.
Свет из окон стал виден с близлежащей дороги сквозь ветви деревьев,
и в дом потянулись другие путники.
Теперь здесь каждый вечер весело, шумно, накурено и разлито вино.
Но тебя уже нет, а жаль…
Жаль, что ни одна свеча не горит до рассвета.


Письмо

Записка на холодильнике:
«Мы не будем варить глинтвейн»
Дверь в прихожей беззвучно скрипнула.
Без потерь не проснуться. Лень.

Молчаливый рояль за стеной
тоже пишет: нотами музыку.
И еще один выходной
затянул меня в тугой узел.

Мы одни и те же слова
говорим совсем разным людям.
Мне б хотелось тебя обнять…
общей нежности жест так скуден!

Знаешь, для свежей встречи
стоит выдумать что-то иное.
Взять бы старые жесты, да сжечь бы!
И мосты из слов. Успокоит.

Я ведь тоже использую вечер
как в сценарии: ИНТЕРЬЕР КАФЕ
Двое. Дальше – без слов
Хочешь вернуться? Яичница на плите.
А я буду снимать кино.

Ты берег бы себя, если б мог сберечь…


Зачарованный странник

Поезд. По будням пустой вагон.
Зачарованный странник…
Если ты по-прежнему в скрипку влюблен,
не совсем моя северная страна в упадке.

- Из Москвы самолет до Лондона?
- Да. Концерт отыграть и обратно на севера
- English National Opera?
- Что ты! В пабе… только скрипка им там не нужна,
подавай вприсядку…
голых баб, танцующих на столе…
- Все ж, когда этот сброд заорет: «Фиаско!»,
ты, пожалуйста, вспоминай обо мне.
Тяжело дается строка,
если веры нет.

- Буду. Да.
Поэзия с музыкой одной крови,
слез твоих уж полны ладони…
Живая вода. Зря не расходуй!
Я ведь тоже sometimes feel lonely
в этом мире
без дна,
где кометы падают и прорывает плотины.

Поезд идет неровно…
- Держись!
Прав был Чарльз, нужно поэзией делать жизнь.
И ты знаешь теперь, малыш,
как люди умеют прорастать друг у друга внутри,
и зачем родилось наше сердце на две половины.

Эпилог.
Утро будет щадить нас туманами.
Мы пойдем на восход,
только разными странами.
Вдруг кому-то из нас повезет?


Настроения

- Твои тексты теряют нежность.
Холодно! Скоро зима…
проклятая неизбежность
вечно верного сна.

Фонари плавят ночь под окнами.
В чужих строчках себя невпопад
замечаю.
Моя тайна – не одинокая.
Всем давно уже рассказали:
дождь в звездопад
фонари превращают...

И дарить мне тебе больше нечего.
Даже тайна уже не моя.
Отобрали.
Выпили, словно вино из оставленного бокала.
А быть может, она просто выдохлась и устала,
как я устаю
носить роли, как платья с чужого плеча,
и молчать и молчать и молчать
сгоряча.

Знаешь, что нас раздражает друг в друге?
То, что у каждого жизнь – своя
И по кругу -
все тот же X или все тот же Y,
не сливаются в Z никогда.

А еще то, что я –
– Маугли и не умею просить и плакать,
не выношу
унижений метафор.
И ухожу,
когда можно остаться,
но возвращаюсь в ком-то другом.

Что ж, поделом…


Дети Солнца разговор теней
Величие определяется не мастерством шедевров,
а печатью трагедии мастера на них…



****


- Как страшно увидать Судьбу в глазах другого!
Еще страшнее, когда все предрешено…

- Мой бедный Лелиан! Ты ждал меня, взывая к «тени друга дорогого»*
из духоты мещанского гнезда… И я пришел!
Сказать, что вместо «Доброй песни» «любовь придумать заново» дано...

- Лишь нам двоим?
Мне ненавистен облик мой монгола,
Но видел я другим себя в твоих глазах …
Ребенка, друга верного, любовника, мужчины?

- Я – существо без пола. Во мне - все вы:
и женщины, и старики, и дети, - полощитесь на дне моей души.
Но я – никто, мне места нет нигде.
Я ядом иссушаю сердце, чтобы огонь исторгнуть изнутри.

- И «зла цветы» неслышно прорастают на вверенной тебе земле.
Ты - Падший Ангел! Но не уходи…

- Тогда от нежности ты отречешься и тенью станешь на моей стене…
И пусть на перекрестке ночи сойдутся две грозы,
чтобы разрушить красивость лжи
и сделать небеса чуть ближе для тех, кто нас увидит после лишь во сне.
Я знаю, ЧТО сказать, ты знаешь КАК.  
Я красил гласные, ты музыку искал в словах.
Еще абсента, друг? И вдохновенье
Хароном лодку поведет сквозь доков лондонских разврат и смрад…
Любая боль – но только не забвенье.
Вечнозеленый Стикс придумали для нас!

- Такие «Озаренья»…
тебя лишь ослепили.
Ты исчезал, предчувствуя итог…
«Моя незаживающая рана»! Лишь строчкой «исповедаться»* я смог.
Молчанье - есть любовь…

- А может, пуля? Как внутри вен болела кровь!
Лайола, ведь подняться над собою,
тебе один лишь я помог!
И кто водил твоей рукою?
«Навеки твой, Рембо»*  

- Но облака уже не плыли
по небу от тебя ко мне…
Я «Мудрость» «в замках»* постигал, Ты «Лето» проводил «в Аду».
И наши тени в вечности застыли
на полпути друг к другу - в бреду
у тех, кто не проснется после,
но станет свечку нам двоим держать во сне.

- Но лезвие непониманья лишь острее! Меня ты «проклял»*!

- «Негров»* должно проклинать.
За то, что сжег мечту и на закат повел чужие караваны.
Огонь и золото в кромешной пустоте!
Пока в песок не превратил себя ты, чужестранец…
Но я зажег Париж мечтою о тебе.

- «Пусть на пути к величью – невозможность»*, - твои слова?
Идти по замкнутому кругу страданий, и падений, и страстей уже недолго…
Но когда погаснут свечи – представь себе закат!
Ворота в Ад
в пустыне Солнце открывает
И всходит столь же алая Луна…
Такого никогда мне не забыть!
На севере мне мало Солнца, я не смогу здесь жить.
Скажи, когда меня на борт поднимут, чтобы отплыть
туда, где «вечность»* я назвал по имени впервые?

- Мой друг, «корабль»* твой давно уже не «пьян»…
По черным парусам мы сможем узнавать себя отныне
В штормах грядущего, где все предрешено…

-----------------------------------------------------------------------------
Мнимая беседа Поля Верлена с Артюром Рембо написана по мотивам:
Поль Верлен. «Исповедь» (автобиографическая проза),
Артюр Рембо. «Парижская оргия» (собрание сочинений)
Франсис Карко. «Верлен. Жизнь в Поэзии»,
Ж-М. Карре. «Жизнь и приключения Жана-Артюра Рембо»  
«Полное затмение» (худ.фильм, реж. Агнешка Холланд)

* «Памяти моего друга». Поль Верлен (посвящение «юноше, с лицом похожим на Марсо», что впал в уныние от помолвки Поля и Матильды и завербовался на фронт, где позже был убит)  
* «Исповедь». Поль Верлен («моя незаживающая рана 1871»)
* Письмо Артюра Рембо к Полю Верлену 3 июля 1873 года
* Монс. «Мои тюрьмы». «Исповедь». Поль Верлен
* Имеются в виду биографии «Проклятых поэтов», составленные Полем Верленом  
* «Мои глаза закрыты для вашего света. Я – зверь. Я – негр. Но я могу быть спасен» (Артюр Рембо «Одно лето в Аду»)
* «Пусть на пути к величью - Невозможность! Все ж малого не славит мой язык!» «Меланхолия». Поль Верлен.
* «Что обрели? Вечность! Слились в ней море и солнце!» (Артюр Рембо)
* «Пьяный корабль». Артюр Рембо


Марине Цветаевой

Безутешность в пустых глазницах окон…
В твоем доме разорвана связь времен:
Вскрытой болью скрипят половицы,
С запыленных зеркал неисполненным сном
«Warum?» не звучит – струится…

Твоей лестницей в лето
Иду сквозь ненастья.
Родиться поэтом –
Не грех, и не счастье

И надо мной – твои облака,
Словно безжизненная рука.
Падаю в небо – Не испугаться!
Вновь говорю себе
И не остаться…

В доме из белого камня стена.
Бога там нет, есть лишь петля,
Но заслужить ее я не смогла.

«Бог не в домах из камня и дерева,
Он – в нас самих» - я в это поверила.
Падаю внутрь себя.

Но там, как в колодце -
Темно и холодно
Эхом не отзовется
Душа – замурована.

Я – перетянутая струна,
Лопнет, заменят на новую.

Я не одна, но не понята
Любят меня, как постороннюю.
Не началась – не закончилась.
Каждое слово – обрывок мечты.

Родиться поэтом позволено,
Все потерявшим в начале пути…


В доме твоем

В доме твоем, где закат
И рассвет – всегда на север.
В доме твоем, где мечта
Умерла, и не во что больше верить.

В доме твоем, где без слез
Я плакать училась.
В доме твоем все всерьез
Строили – не получилось.

В доме твоем, где любовь
Между ненавистью и страстью
Заблудилась и ищет кров –
Перетерпеть ненастье.

В доме твоем теперь
Нет меня. И скрипит уныло
Не закрытая мною дверь.
Сколько раз я уже уходила!

В доме твоем циферблат
Утренним солнцем раскрашен.
В доме твоем зеркала
Хранят отражения наши…

В доме твоем тишина
Поминальные ставит свечи.
В доме твоем тень моя
Поселилась, пока я – далече.

В доме твоем – нет меня,
Путь в твой дом – бесконечен.


Небесный сценарист

На пороге зимы: бессонница,
Водка, боль и усталый вдох.
В снегопад небеса откроются
На пороге Земных эпох.

Сценарист небесный бездарно,
Сразу набело пишет жизнь…
И вот уже чья-то старость –
Не нашедшая в себе смысл.

Нелюбимые дети скитаются
По дорогам больших городов.
Сценарист от похмелья мается:
Вдохновенье его ушло.

Отсчитывают столетия
Часы над рабочим столом,
Хотел бы создать он гения,
Но пишет все о простом.

О том, что кто-то работает,
Кому-то рожать детей,
С житейскими их заботами
Истории – подлинней.

И образы словно сливаются
В одно земное лицо
Героями не рождаются
Зимой, на пороге эпох…


Неприкаянность

Неприкаянность цвета синего,
Одиночество в лунной комнате.
Прозвенит в тишине голос ближнего –
Зацеплюсь за него, как за облако.

Как живешь? Да, нет не исполнилось,
За меня свечи ставит город.
И мечты, словно дети безродные
Безнадежно по улицам бродят.

Корабли – мои белые птицы
Заржавели в порту от боли.
И теперь даже им не приснится
Океанского ветра воля.

Скажешь ты: Я сама придумала
Этот мир из причудливых линий,
А реальность - проще, уютнее,
Там никто не рисует синим…

Как бы ни было, если протянутся
Километры жизни меж нами,
Тишина пусть ночная взрывается
Иногда твоими звонками.


Февраль

Слишком много было февраля,
Начинать ничего не хочу.
Нитку тонкую оборвала,
Ты – потонешь, а я – полечу.

На губах и ресницах – февраль
Обволакивающей тоской.
Под ногами – мокрый асфальт.
Ты души моей окна закрой.

Сколько окон таких в ночи
Горькой, тайной обидой светят
Непонимания сквозняки
Создают все ветра на свете…

Не укрыться от этих ветров,
В чужом доме – всегда февраль.
Двери заперты на засов,
А сквозь щели струится печаль.

Нет названья болезни моей,
И лекарства никто не выдумал.
В этом мире лживых теней
Счастье нам дается лишь искрами…

Затянулась дорога домой -
Сотни миль по тонкому льду.
Ты души моей окна закрой,
Я хоть каплю тепла сберегу.


На рассвете

Кто-нибудь проснется на рассвете,
Улыбнется, приоткрыв глаза,
Пьёт он чай с мечтой о лете,
Чистый, словно поутру роса.

Кто-нибудь после бессонной ночи,
Проведенной в спорах ни о чем,
Похмелиться утра свежестью захочет
И устало распахнет окно.

Кто-нибудь спит сладко на рассвете
И, наверное, цветные видит сны…
Солнце одинаково всем светит,
На Земле считает дни твои.

Чудеса приходят на рассвете,
Тоненькими шпорами звеня.
Новый день настанет – чист и светел,
Голубыми далями маня…


Осеннее

Ты – отыгрался, я – излечилась.
Осени вздохи слышу во сне.
Брошу стихи – без силы и смысла,
Ветром рисую на павшей листве.

Осень – красотка с предчувствием тлена.
Рви, наслаждайся, не жди
Не верю я к лучшему переменам.
Счастье всегда – позади.

Все, что красиво – уходит первым.
Память потери – мерило цены.


****

Осень в глазах поселилась.
Пропасть небес, самолет…
Помнишь, я тебе снилась
В тот високосный год?

Ветер сквозит по венам,
Ты неспокойно спишь.
Осень – всегда к переменам, -
Скажу невпопад – промолчишь.

Дождь не дает проснуться
Или глинтвейн в крови?
Я все боюсь оглянуться:
Вдруг ты уже – позади?

Вдруг душа омертвела,
И больше не снятся сны?
Осень – всегда к переменам.
Повод сказать «Прости!»



------------------------------------------------------------------------------


Каштаны отцветают в ночь…
Но ночь темней всего перед рассветом,
И перед бурей молчаливей тишина,
Падение больнее перед взлетом,
И свежескошенным отчаянием трава…
Я не могу писать:
страх повторений столь силен,
что немота предрешена.

ПРЕД-летнее

Неба щека в проеме окна,
Лезвием острым месяц-разрез,
Тоненькой каплей Аврора-слеза…
Будет ли лето со мной или без?

Песней, скандалами, пылью, вином
Дышат в лицо мне из глотки двора.
Все, что настало – уже прошло,
Все, что случилось – уже навсегда.

Девочки в майках, брызги, весна –
- Пусть все проходит со мной или без
Лишь бы скорее! Нужна тишина
Альп, занесенных снегами, во сне

Или хотя бы в осень билет…
В уединенье шуршащих аллей
Только, пожалуйста, БЕЗ
Лица…

Опустошенность молчанием
или...
МЕЧТА?


МАСТЕР ТИШИНЫ

В дождь Камергерский вдруг напомнил улочку
из «Унесенных призраками» Хаяо Миядзаки.
И фонари зажглись, и люди разбежались кто-куда,
и отражения витрин похожи на огни потусторонних маяков.
И тишина!
Все голоса и запахи, и звуки …
- все смыто, сметено, исчезло.
Стена дождя и мягкий капель рокот.
Неважно, что за шиворот течет в пустом кафе,
терзаемом ветрами.
Важнее, что его нельзя покинуть,
и все бессмысленные «куда-то срочно нужно» растворились...
Сидеть, курить и ни о чем не думать.
Стать пленником стихии ненадолго.
Спасибо тебе, мастер тишины!

НЕЗНАКОМЦЫ…
Глубокая тайна, как незаживающая рана:
ее нельзя вылечить,
потому что нельзя никому рассказать о ней,
ни у кого нельзя просить помощи.
Когда тебя покидают, ты не остаешься один,
- это тебя не остается.
Пустота и невыносимая легкость в груди.
Ее все заполняют по-разному:
вином, сексом, разговорами ни о чем,
едят, спят, ходят на работу…
Так проходят дни,
много-много бесцветных дней - в пути.
Мы - незнакомцы друг другу.
Мы ничего не знаем даже о самих себе.
Но ответом на вопрос: «Зачем я живу?»
будет ответ на вопрос: «Кто Я?».
Полюбить человека, значит узнать его.
Не проще ли тогда задать вечный вопрос тому,
кто рядом?
Возможно, он уже знает ответ,
потому что любит тебя?
Но мы никогда не решимся спросить:
боимся, что ответом станет тишина.
Мы – молчаливые незнакомцы…
ОТРАЖЕНИЯ
Дома плывут и летят облака
В мутной воде пруда.
Сколько еще шагов я сделаю
по вечно и в никуда
спешащему городу в ожидании тебя?
Нет, не желает вертеться Земля.
Иногда
Молчание звезд невыносимо.
Но мы так боимся увидеть свои отражения
На дне цветного пруда…

--------------------------------------------

Молитва

Как я жду тебя, Слово,
Чтоб наполнить собой.
Ночи трепетной полог
Над моей головой.
Капли боли и света -
В зеркалах моих снов.
Я вдыхаю рассветы,
Запираю засов.

Я ловлю тебя, Слово,
Паутиной души.
Берегу все, что ново
И уйти поспешит:
Робкий звук, странный привкус,
Зазевавшийся шаг,
И тоски моей приступ,
И мечты моей страх -  
Все храню в зеркалах.
Отрази меня, Слово!

Воскреси меня, Слово,
Я рождаюсь тобой!

****

В самом сердце дождя
мир рождается заново.
У безмолвия я учусь говорить.
        
И безумием сна
        со дна самого-самого
Я хотела себя исцелить.

Как хочу я дотронуться до тишины!
В голове – голоса, отголоски войны.

Я хочу рисовать безнадежность и душу,
И нелепый кусок под названием «Суша»
Века гнева и льда,
но пока – «не пора».
Лишь по-прежнему мчат поезда
В город тот, что давно разрушен.

****

Предрассветье ломает сны.
Смысла нет в черно-белом фрагменте,
Ощутить невозможность весны
В дней засвеченной киноленте.

Ощутить неподъемность век,
И беспомощность кончиков пальцев
Осознать, что СЕГОДНЯ – нет,
Падать и высоты не бояться.

Осознать безысходность дорог
И бессилие устремлений
Немощь мыслей своих и слов
И бессмысленность пробуждений.

И объять безнадежность побед,
И отнять у мечты своей строфы.
А потом, обернувшись в плед,
Заварить себе крепкий кофе.

Зачеркнуть невозможность весны
И начать в сотый раз все с начала.
Вернуть цвет в предрассветные сны
И поверить, что не устала.


****


Звезды ловили пригоршнями,
Отвергая тщету надежд.
Все мы были хорошими,
Как бывает толпа невежд.

Сила порока – в знании
Клеток, чтоб избежать.
Строить их – ваше призвание,
Ну, а мое – разрушать.


****


Грязный уставший город
Из ливня по капле пьет.
Надышишься красотою,
Теряя за вздохом вздох.

Дождь – это твои мысли,
Смещенье календарей,
Шаги по краешку жизни
Неслышные феи твоей.

Временем фея с портрета
Смотрит на дно веков.
Сине-зеленое лето
Близ Патриарших прудов.
Солнечный луч на рояле
Белом, как облака
В сине-зеленые дали
Музыка льется нежна

Жаль, что волшебник создавший
Иллюзию прожитых дней,
Мечтою своей надышавшись,
Не сможет притронуться к ней.


По кругу

Дождь… и лето словно приснилось.
Тени греются у огня.
Старый пруд, зарастая тиной,
Ловит звезды в ладонь камыша.

Снег … и осень уже разделась.
Подо льдом стонут души звезд.
Не поэтом мне стать хотелось,
Да и проза, увы, не всерьез.

Ветер… плачет зима капелью.
Снеговик – черный страж двора.
Я уже  не боюсь апреля,
Не отнимет никто «вчера».

Солнце… плод весны скороспелый
Сорвала уже лета рука.
Часы встали. Но путь их стрелок
Навсегда сохранит циферблат.

Все по кругу…жизнь только снится.
Разбудите скорей меня!


Фонарь-верлибр

Фонарь на даче моей
влюблен
в Луну

она высоко
а его люди создали
с опущенной головой
освещать землю

она прячется
за обрывками облаков
он тянется к небу лучами

но лучи – падают вниз
и достаются грязной луже
и мне

я все думаю
когда же он перегорит наконец
и перестанет стараться
невозможное сделать возможным




Возврат к списку

 

Интересная страница? Поделитесь ей с друзьями: